Паденье — неизменный спутник страха (Мандельштам)/К 1916 (ДО)

Паденье — неизменный спутник страха (Мандельштам)/К 1916 (ДО)

О небо, небо, ты мне будешь сниться! Не может быть, чтоб ты совсем ослепло, И день сгорел, как белая страница: Немного дыма и немного пепла! Там — я любить не мог, Здесь — я любить боюсь? С притворной нежностью у изголовья стой И сам себя всю жизнь баюкай; Как небылицею, своей томись тоской И ласков будь с надменной скукой. За то, что я руки твои не сумел удержать, За то, что я предал солёные нежные губы. Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю, Оттого, что иной не видал.

Ваш -адрес заблокирован

Переводы из Петрарки Как соловей сиротствующий славит Своих пернатых близких, ночью синей, Все тексты стихов выложены на сайте для некоммерческого использования, публикуются исключительно для ознакомительных целей и взяты из открытых источников сети. Если вам принадлежат права на какие-либо из материалов и вы не желаете, чтобы они были на нашем блоге, свяжитесь с нами, и мы немедленно их удалим! При использовании материалов сайта, будь то Стихи, Проза рассказы, поэмы, повести, новеллы и т.

Все права на тексты принадлежат только их правообладателям!!

Главная»Мандельштам Осип»Паденье – неизменный спутник страха. Осип Мандельштам. Поэзия и Проза. Классика. читает Павел.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Все Стихи Мандельштама О. Читайте также Все Стихи Мандельштама О.

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут.

«Камень» — первый сборник стихов О. Э. Мандельштама, впервые опубликованный в Пешеход; Казино; Паденье — неизменный спутник страха.

Оттуда он бежал, но куда? Читая его стихи, с удивлением видишь, что для Мандельштама оказывается родной любая эпоха, любая культура, в которую он погружается, куда он входит, как в родной дом. В году он был крещен в епископско-методистской церкви, однако главным для него оставалось то, что гораздо позже К. Для него была очевидна неразрывная связь христианства и культуры. В советское время оставаться культурным человеком было так же непросто, как и верующим, собственно говоря, это было фактически одно и то же.

Мандельштам нигде непосредственно о вере не говорит, но его строки дышат красотой христианской традиции и культуры, живым дыханием божественного откровения. Сама его жизнь оказалась свидетельством его христианского смирения и настоящей любви к врагам. До последних своих дней он оставался вестником иного, Небесного царства на этой столь нищей и поруганной земле. Я скажу это начерно, шепотом, Потому что еще не пора: Достигается потом и опытом.

Паденье — неизменный спутник страха (Мандельштам)

Сознание своей правоты нам дороже всего в поэзии и, с презрением отбрасывая бирюльки футуристов , для которых нет высшего наслаждения, как зацепить вязальной спицей трудное слово, мы вводим готику в отношения слов, подобно тому как Себастьян Бах утвердил ее в музыке. Какой безумец согласится строить, если он не верит в реальность материала, сопротивление которого он должен победить. Задачи построения такой поэтики взяла на себя органическая школа русской лирики, возникшая по творческой инициативе Гумилева и Городецкого в начале года, к которой официально примкнули Ахматова , Нарбут , Зенкевич и автор этих строк.

Очень небольшая литература по акмеизму и скупость на теорию его вождей затрудняет его изучение. Акмеизм возник из отталкивания: Попытка не удалась, акмеизм мировоззрением не занимался:

Паденье - неизменный спутник страха (Осип Мандельштам) | Созвучье слов живых Ведущий: Ирина Кириченко, Гость: Вячеслав Захаров (музыкальное.

У чужих людей мне плохо спится, И своя-то жизнь мне не близка. Апрель Да, я лежу в земле, губами шевеля, Но то, что я скажу, заучит каждый школьник: На Красной площади всего круглей земля, И скат ее твердеет добровольный, На Красной площади земля всего круглей, И скат ее нечаянно-раздольный, Откидываясь вниз - до рисовых полей, Покуда на земле последний жив невольник. Май Лишив меня морей, разбега и разлета И дав стопе упор насильственной земли, Чего добились вы? Губ шевелящихся отнять вы не могли.

Май День стоял о пяти головах. Сплошные пять суток Я, сжимаясь, гордился пространством за то, что росло на дрожжах. Сон был больше, чем слух, слух был старше, чем сон - слитен, чуток А за нами неслись большаки на ямщицких вожжах День стоял о пяти головах и, чумея от пляса, Ехала конная, пешая, шла черноверхая масса: Расширеньем аорты могущества в белых ногах, - нет, в ножах Глаз превращался в хвойное мясо.

Лучшие стихотворения Осипа Мандельштама для детей в школу.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь, готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут.

этике Осипа Мандельштама, рассматривает поэтические способы актуализации категорий числа и рода. .. Паденье – неизменный спутник страха.

Здесь, на твердой площадке яхт-клуба, Где высокая мачта и спасательный круг, У южного моря, под сенью Юга Деревянный пахучий строился сруб! Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть? По свежим доскам широкой сцены Какая радость впервые шагать! Актер — корабельщик на палубе мира! И дом актера стоит на волнах! Никогда, никогда не боялась лира Тяжелого молота в братских руках!

Что сказал художник, сказал и работник: И дни, и ночи Мы строим вместе — и наш дом готов! Под маской суровости скрывает рабочий Высокую нежность грядущих веков!

Осип Мандельштам — Паденье, неизменный спутник страха: Стих

До прожилок, до детских припухлых желез. Ты вернулся сюда, так глотай же скорей Узнавай же скорее декабрьский денек, Где к зловещему дегтю подмешан желток. У тебя телефонов моих номера. У меня еще есть адреса, По которым найду мертвецов голоса. Ударяет мне вырванный с мясом звонок, Шевеля кандалами цепочек дверных. Помоги, Господь, эту ночь прожить, Я за жизнь боюсь, за твою рабу

Как трудно раны врачевать! Иосиф, проданный в Египет, Не мог сильнее тосковать! Паденье – неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство.

Людовик больше не на троне. Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть? По свежим доскам широкой сцены Какая радость впервые шагать! Актер — корабельщик на палубе мира! И дом актера стоит на волнах! Никогда, никогда не боялась лира Тяжелого молота в братских руках! Что сказал художник, сказал и работник: И дни, и ночи Мы строим вместе — и наш дом готов!

Под маской суровости скрывает рабочий Высокую нежность грядущих веков! Корабль оснащен — в добрый путь!

Осип Мандельштам. Паденье — неизменный спутник страха...


Жизнь без страха не только возможна, а абсолютно реальна! Узнай как победить страх, кликни тут!